Главная » 2018 » Июль » 13 » Грузия: как далеко пойдет Путин?
02:55
Грузия: как далеко пойдет Путин?

Напав на Цхинвали, не попал ли грузинский президент Михаил Саакашвили в ловушку, расставленную Россией? Его армия отступает, его власть под угрозой, а начатый им процесс сеет беспокойство далеко за пределами Кавказа...

Танкисты, которые в знак победы поднимают руки в направлении полупустых тротуаров, направляются не на фронт, а с фронта. Солдаты в полном обмундировании с осунувшимися лицами по четверо-пятеро сидят на старых танках T-55, покрытых камуфляжем и извергающих густой черный дым. Танковая колонна отступает к Тбилиси, на полной скорости проходя через Гори - большой город на севере, стратегическую точку, где сходятся основные транспортные пути страны. После четырех дней ожесточенных столкновений грузинская армия отступает. "Как мы могли противостоять русским? - восклицает солдат Мамука, возвращающийся с боев в Южной Осетии, сепаратистской провинции, расположенной в 20 км. - А авиация? Что мы могли сделать против их самолетов? Если мы останемся одни, они сотрут Грузию с лица земли".

Гори, родина Сталина, полнится слухами. "Русская атака, говорите? Все может быть. Они сумасшедшие, - говорит офицер, стоя перед зданием своей казармы, уже во второй раз за это утро подвергающейся бомбардировке. - Мы будем сражаться до последней капли крови, потому что мы защищаем свою землю", - предупреждает он. Вдалеке слышен грохот пушки или летящего самолета. Три часа спустя грузинский президент Михаил Саакашвили объявит по телевидению в прямом эфире, что город пал и все войска отступают к столице. Это сообщение тут же опровергнет Москва. Еще накануне аналогичное сообщение, переданное иностранными агентствами, погнало последних обитателей Гори на дороги. "Бегите! Они идут", - кричал тогда один военный. Дезинформация - главная движущая сила этой войны.

С тех пор этот город с 60-тысячным населением превратился в призрак. "Мы советуем всем, кто не может сражаться, уезжать", - сказал солдат, лишившийся руки 15 лет назад, во время предыдущей войны в Абхазии, еще одном сепаратистском регионе. Только несколько стариков бродят перед огромной бронзовой статуей Сталина и его родным домом, превращенным в музей. Нукри Джохадзе, директор военного госпиталя, курит во дворе здания больницы из-за отсутствия пациентов. Он только что отправил последних раненых в Тбилиси. "Здесь безопасность уже не гарантирована", - говорит он. Водитель Демур Циклаури отправил свою жену и детей в безопасное место в родной деревне, но сам отказывается покидать свой маленький дом с цинковой крышей, окруженный деревьями. "Мы напуганы. У нас разбито сердце. Мы вскакиваем от любого шума", - говорит он.

37-летняя врач-гинеколог Ратуна Тушмалишвили едва избежала смерти. Два дня назад, как только она вышла из четырехэтажного дома, где жила, в него попала бомба. Накануне ее муж погиб, доставляя продовольствие войскам в Цхинвали, центр Южной Осетии. Ей не удалось даже увидеть его тело. Около своей сожженной квартиры она просит разрешения воспользоваться нашей машиной: "Уедем побыстрее, они могут вернуться". По дороге она часто крестится, проклинает правительство, которое "ничего не делает", говорит, что уедет к брату, перебравшемуся в Берлин. У нее ничего не осталось, кроме пластикового пакета, из которого она горстями достает конфеты.

Грузия вновь окунулась в худший из своих кошмаров, в далекое прошлое, которое, как ей казалось, давно похоронено. С момента свержения в 2003 году Эдуарда Шеварднадзе, последнего реликта советского периода, жители Грузии считали себя частью уже не Кавказа, этой пороховой бочки, а Запада. Островком спокойствия и процветания. Ее столица напоминает маленькое европейское княжество, нечто среднее между Лихтенштейном и Силдавией, со своим замком, мощеными улицами и старыми сталинскими зданиями, превратившимися в банки или роскошные отели. Тбилиси, освещенный по ночам, как большой универмаг перед Рождеством, пока не предается панике. За исключением нескольких очередей перед автозаправками, многочисленных патриотических фильмов и клипов, транслируемых по телевидению, и усиленного полицейского контингента, ничто не напоминает о войне, бушующей в каких-то ста километрах от города.

Президент, герой "революции роз" Михаил Саакашвили, молодой и вспыльчивый адвокат, получивший образование в США, преклоняющийся перед рыночной экономикой, надеялся вступить в НАТО и вернуть территории, утраченные в 1992 году после обретения независимости. Сегодня он может все потерять. 7 августа, после очередной провокации направив свою армию на штурм столицы осетинских сепаратистов Цхинвали, он развязал процесс, над которым он уже не властен. На следующий день Москва мобилизовала 58-ю дивизию. Около 150 российских танков прошли через Рокский тоннель, связывающий Россию с Грузией. Черноморский флот покинул порт Севастополя. Кремль, который, чтобы властвовать, не прекращал разжигать этнические разногласия на своих рубежах, только и ждал этого повода, чтобы вмешаться. "Грузины совершили все возможные ошибки и попались в искусно расставленную ловушку", - заявляет дипломат.

Впоследствии грузинские руководители казались "совершенно потерянными", по словам европейского эмиссара. Ни их предложение о прекращении огня, ни отступление грузинских войск из Южной Осетии 9 августа, ни международное посредничество не возымели никакого эффекта. В ночь на 10 августа в присутствии министра иностранных дел Франции Бернара Кушнера чрезвычайно взволнованный Михаил Саакашвили сравнил ситуацию в Грузии с ситуацией в "Будапеште в 1956, в Праге в 1968 и в Афганистане в 1979". В ходе разговора он осудил вторжение, направленное на усмирение единственного союзника США в регионе. Рассчитывал ли он на их армию и поддержку? "Грузины были очень удивлены. Они не ожидали, что Россия выйдет за пределы зоны конфликта", - сказал политический обозреватель Георгий Хуцишвили.

Хоть Михаил Саакашвили и увеличил в шесть раз бюджет на оборону и приобрел новехонькое оборудование и снаряжение у Соединенных Штатов, его войска не смогли ничего противопоставить бывшей Красной армии. "У нас всего 22000 человек, как в одной российской дивизии", - вздыхает военный. Грузинское правительство в срочном порядке отозвало 2000 солдат, дислоцированных в Ираке. После объявления военного положения были мобилизованы резервисты, которые затем были отправлены по домам из-за отсутствия командного состава. "Люди бросили работу и сразу приехали, но командование было отвратительным, и они часто были предоставлены сами себе", - объясняет журналист издания 24 Saati. Грузия заявляет о незначительных успехах и уничтожении 18 российских самолетов и вертолетов.

Бывший посол, президент грузинского Фонда стратегических и международных исследований Александр Рондели достает из ящика стола маленькую рогатку. "Вот наше оружие, - говорит он. - Сверхдержава атакует своего маленького соседа, а русские пытаются выставить нас агрессорами. Они хотят поставить нас на колени, но мы никогда не капитулируем". Несмотря на визит в Тбилиси Бернара Кушнера и приезд Николя Саркози, он упрекает в трусливом поведении европейцев, которых, по его словам, больше интересуют поставки российского газа, чем судьба Грузии. "Они продаются Москве, - говорит он. - Никто не пришел к нам на помощь". Такая критика часто слышна в стране, украшенной флагами Евросоюза, как будто она уже входит в ЕС. "Чего вы от нас хотите? - как эхо, откликается высокопоставленный европейский чин. - Чтобы мы пустили газ в обратном направлении?"

А что же американский союзник? Хотя Вашингтон продолжает повышать тон в отношении Кремля, на месте его военные, занимающиеся подготовкой грузинской армии, в гражданском разгуливают по тбилисскому отелю "Шератон", смотрят фильмы на своих лэптопах и пьют пиво в баре. "Мы получили в субботу приказ скрыться в безопасном месте, потому что русские всюду бомбят", - говорит один из них. Некоторые находились на авиабазе в Вазиани, когда она была подвергнута обстрелу. Сегодня конфликт охватил почти всю страну. Грузинские ВВС практически прикованы к земле после разрушения основных аэродромов. "Русским легко их найти. Все это - бывшие советские базы", - с горечью отмечает пресс-секретарь грузинского Совбеза. Беженцы, опрашиваемые в присутствии официальных лиц, утверждают, что российская авиация обстреливала их во время бегства из Южной Осетии. "Мы шли одной колонной. Я услышал взрыв позади себя. Одну машину буквально сдуло на обочину. Два пассажира погибли", - рассказывает 49-летний маляр Леван. Он жил в деревне, подконтрольной грузинской армии, под Цхинвали. "Я не вернусь домой, пока там русские", - говорит он. Верховный комиссариат ООН по делам беженцев оценивает число беженцев в 10-20 тысяч.

Ведется также электронная война. Как и Эстония более года назад, Грузия обвиняет ФСБ в том, что эта спецслужба стоит за атаками российских хакеров. "Здесь тот же почерк. Способ действий и цели - одни и те же", - подчеркивает пресс-секретарь грузинского Совбеза. Основные правительственные, информационные и банковские сайты были парализованы. Российский танк с красным флагом фигурирует на странице министерства иностранных дел. До этого была фотография Михаила Саакашвили в обличии Гитлера. "Российская пропагандистская машина гораздо мощнее нашей. Мы подчас вынуждены перенимать их опыт", - поясняет Георгий Лаперашвили, один из руководителей информационного агентства Rustavi 2, сыгравшего ключевую роль во время "революции роз". В маленьком помещении редакции главный редактор наставляет свои войска. Спецпредставитель в Гори объявил в прямом эфире о предстоящем прибытии Михаила Саакашвили. "Идет война, - напоминает она. - Надо избегать прямых упоминаний о перемещениях президента". Мудрое предостережение. Чуть позже появление российского вертолета в небе над Гори вызовет панику в президентском кортеже, и Михаил Саакашвили окажется на земле под прикрытием своих телохранителей.

Грузины убеждены: своим военным нападением Владимир Путин метил, прежде всего, в Михаила Саакашвили. Его свержение - одна из объявленных целей войны. На внутреннем фронте глава грузинского государства в настоящий момент может рассчитывать на поддержку оппозиции. В ноябре 2007 года она организовала демонстрацию, быстро подавленную. "Если бы в сегодняшних обстоятельствах у нее был выбор, она бы пустила себе пулю в голову", - говорит журналистка 24 Saati. Но этот священный союз может оказаться недолгим. "Начав военную операцию в разгар открытия Олимпийских игр, Саакашвили показал свое истинное лицо. Он утратил всякую способность мыслить, - возмущается один из бывших министров, перешедший в оппозицию, Георгий Хаиндрава. - Зачем бросаться в пасть волка? Надо быть идиотом". Одновременно он осуждает российскую "грубость" и "деспотический режим, ущемляющий права человека и подавляющий СМИ". Даже среди населения начинает звучать критика. "Кому это было нужно? Я не думаю, что люди будут рукоплескать правительству, - говорит житель Гори. - Мы не можем допустить, чтобы Россия аннексировала Абхазию и Южную Осетию, но надо найти решение путем переговоров".

Еще одна причина толкает Россию на восстановление своего влияния на Грузию. Эта причина пересекает страну с востока на запад на глубине 20 метров: нефтепровод БТД (Баку-Тбилиси-Джейхан) - второй по значению в мире. По трубопроводу, обладающему экстратерриториальным статусом, ежедневно из Азербайджана в Средиземноморье доставляется 1,2 млн баррелей нефти. В 10 км к югу от столицы маленькие желтые флажки, установленные BP, говорят о его присутствии. "Внимание, нефтепровод под высоким напряжением". Вокруг вся степь усеяна кратерами - не менее 50 воронок, оставленных "500-килограммовыми бомбами", по словам Цура, заместителем главы местной полиции, появились здесь в ночь с 8 на 9 августа. Ямы глубиной 2-3 метра не достают до трубы, но это, несомненно, предупреждение грузинским властям, а также европейцам, столь энергетически зависимым от этой части света. Офицер бормочет, забираясь в свою старую, проржавевшую машину: "Моя "Нива" - она гнилая, как все русское".

Просмотров: 5 | Добавил: quefestcont1976 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0